Колокольчик хочет, чтобы в него позвонили.

В терапии я уже четыре с половиной года. Как пришла, так и осталась.

Зачем?

Когда у нас болят зубы, мы идем к стоматологу. Когда у нас болит душа, надо идти к психотерапевту. Душу тоже важно лечить.

Ну, а теперь обо всем по порядку.

Страшное слово гештальт. Я вообще не знала, что это такое, кроме того, что сотрудничала в начале двухтысячных с логистической компанией под таким именем. Однажды коллега, которая получала второе высшее в психологии, вскользь обмолвилась, что гештальты надо закрывать — без этого счастья и покоя не видать. Было любопытно, не больше.

Прошло лет десять, когда в моей жизни наступила черная полоса и я вспомнила о своей коллеге. До сих пор не понимаю, почему решила, что причина моей депрессии в незакрытых гештальтах, но пошла к гештальт-терапевту.

С тех пор моими любимыми вопросами стали: что ты чувствуешь? что это значит для тебя? Любимыми глаголами: откликаться, соприкасаться, раниться. А любимым состоянием: здесь и сейчас. В моей жизни появились чувства. Злость. Зависть. Стыд. Ненависть. Отвращение. Грусть. Радость. Любовь.

Нет, не правда. Чувства были всегда. Но я их игнорировала. Ну и что, что я злюсь, нельзя говорить об этом другому, я же буду плохой в его глазах. Ну и что, что я люблю, нельзя говорить об этом другому, это же стыдно. Все перемешалось, стало плохо пахнуть и разлагаться.

Терапия помогла подсветить фонариком темноту и понять, что запуталось, а что склеилось. Почему. И уже осознанно решать, как с этим быть дальше.

Со временем я решила использовать свои чувства, как ресурс. Зависть, как ресурс. Стыд, как ресурс. Страх, как ресурс. В этом так много энергии.

Страшное слово психоанализ. С психоанализом я столкнулась в учебе, когда пошла изучать сексологию. В сексологии без психоанализа никуда. Очень рада, что сразу зашла в тему через глубину психики, а не через популярные на рынке тренинги про богинь и глубокую глотку.

Поначалу было очень страшно. Слишком жестко. Слишком прямолинейно. Порой очень больно. Здесь уже не спрашивают: что ты чувствуешь? Здесь могут сказать: у тебя есть внутренний конфликт. И от этого может стать и стыдно, и больно, можно почувствовать себя отвергнутой, униженной. Ведь мы всегда начинаем с себя. Надо сначала себя проанализировать, что бы анализировать других. .

Есть и побычные эффекты. У меня полностью обновился круг общения. Я потеряла много знакомых и друзей. Сейчас сложно сказать: кто с кем перестал общаться, но это случилось практически одновременно и мне было очень больно. В какой-то момент казалось, что я совсем одна. Одиночество захлестывало меня. Но потом поняла, что нас держали вместе тараканы друг друга. Как минимум мои. Когда тараканов стало меньше, то все само собой рассосалось.

Постепенно со мной рядом стали появляться осознанные люди. Те, кому можно сказать, — я сейчас злюсь на тебя, мне больно от твоих слов — и не бояться, что они обидятся и будут дуться. Вместо этого они расскажут о своих чувствах. Искренне и честно. А я их приму и не отвергну.

Мне очень нравится соприкасаться с людьми своей осознанностью, а не тараканами.

Дарья Непочатова